ФЭНДОМ


Предисловие

Действие этого рассказа разворачивается в одном из множества миров Террарии, где герой по имени Дарион сражается с непреодолимыми ордами нечисти. В один момент всё меняется, и теперь его друзьям — жителям деревни, придётся спасать мир лап тьмы, ведя войну не только снаружи, но и внутри.

Отдельная благодарность Msi1, Xijiks и LEOnator, которые оказали помощь в написании. Приятного чтения.

Пролог

В одном из множества миров Террарии был славный, но гордый и легкомысленный герой, Дарионом именованный. Была у него деревня, которую он собственными руками воздвиг для своих друзей. Добился герой многого: победил могучего Глаза Ктулху и его рой, остановил Пожирателя миров и искоренил искажение, которое он распространял, помог пережить друзьям несколько кровавых лун, отбиваясь от орд тьмы.

Борьба с нечистью со временем затмевала его рассудок. Ревность, легкомысленность, эгоизм — ничто из этого не было для него чуждым. В каждом он начинал видеть врага, никому нельзя было верить. Слепая вера в долг очистить мир от зла, не замечая того, что сам превращается в порождение тьмы. Он считал себя защитником мира, а искоренение зла — своим непосильным бременем, стараясь подражать в этом своему отцу — прекрасному и бесстрашному рыцарю, погибшего, защищая его.

Его едва заботило то, что от него отвернулись все, кого он знал, он лишь видел "путь", с которого не поступал ни на шаг.

Надвигалась ночь, молодой и амбициозный, высокий и сильный, облачённый в мощные, но потускневшие и исцарапанные от многих боёв доспехи, Дарион проводил своё время на очередной вылазке, сражаясь с выходящей из спячки нежитью. Он загнал тварей в пещеру, в которой оказался алтарь, излучающий нечестивую энергию. Они сплотились у него, но это не остановило Дариона, и несколькими взмахами меча сокрушил их, оставив лишь лоскуты и осколки костей. У алтаря он заметил слепого старца в тёмной робе с капюшоном. Он встал с колен и посмотрел на героя своими тусклыми глазами.


— Сражаешься против них? Ах... Похвально, но тебе никогда не сразить их всех... — медленно молвил он, пронзая Дариона своим стеклянным взглядом.
— Для моего меча нет преград, любой враг будет повержен. Ты — следующий, жалкий червь.
— Амбиции, но всё впустую... Оставь меня, и я раскрою тебе тайну. Ключ к победе над твоим врагом.
— Говори, пока я не передумал. — не спеша сложа меч в ножны, продолжал пристально наблюдать за старцем.
— Не все вы потеряны... Хм. К востоку отсюда стоит замок, обжитый скелетами. Они охраняют могущественный артефакт — сокровище самого Лорда Скелетрона... Лишь коснись, и ты будешь награждён.
— Силы, способные свергнуть целые армии одним взмахом меча? И я должен тебе верить?
— Ты можешь мне не верить, но это единственный способ положить конец этому. Выбор за тобой.
— Уговорил. Я оставлю тебя, но больше не попадайся мне на глаза.

С этими словами, старец сделал несколько магических пассов и испарился в клубе густого дыма. Герой не мог устоять перед возможностью использовать силы этого артефакта для своих намерений. Эта идея зажгла в нём огонь, и он поспешил вернуться в деревушку. Добравшись до неё, он обнаружил, что целебные снадобья были на исходе, и с великой неохотой он отправился в дом медсестры. Только подойдя к нему, он почувствовал резкий запах, от которого он отшатнулся, а глаза начинали слезиться.


— Это ещё что за чертовщина? — недовольно спросил он у себя, с грохотом открывая дверь дома медсестры — Эммы. Повсюду стоял настолько сильный запах, что он чуть не сбил его с ног как он вошёл внутрь. Оставив дверь открытой, он устремился в комнату медсестры.
— Чёрт возьми! Что ты здесь устроила? — сказал он, закрывая нос и сильно кашляя, — Ты что, нас всех удушить решила? Дай скорей зель... Зель... — тут Дариона одолел сильнейший кашель, от которого он медленно начал сползать на пол.
— Эй! Знаешь ли, невежливо это отвлекать меня от важного занятия! Я занимаюсь очень важной разработкой необычного решения в области химии и фармацевтики. Ты представляешь, мне удаётся из лекарств и других реагентов создать микстуру, которая... Стоп... Ты меня сбил! На чём я остановилась?
— Зелья! Лечебные! Ох, опять всё самому делать, — перебил Дарион, уже торопливо обшаривая полки, даже не взглянув на медсестру, — только вот куда ты зелья все дела?

Она молча, с лёгкой, хитрой ухмылкой, смотрела на то, как он рыщет по дому.


— Так и будешь стоять столбом или как? — возмутился он.
— Ха-х, ну, извини, что я потратила остатки на моё последнее исследование. А вот если бы ты меня не перебивал, я бы тебе сказала точно, над чем я работаю. Лучше скажи: дневноцвет или лесной гриб? Хм. Дневноцвет, наверное, перебор, а гриб будет слишком слабым... — холодно отозвалась она, продолжая свои опыты, будто ничего и не было.
— Серьёзно? То есть все зелья, которые мне сейчас нужны как никогда, ты извела на... — Дарион отмахнулся, — Г-р-р! Я давно понял, что вы сборище ни на что не способных клоунов, которые только и умеют, что место занимать! — негодование вырывалось сквозь стиснутые зубы, — Вы не получите ни доли славы после моей победы над силами зла! Через считанные секунды дверь хлопнула так громко и сильно, что зазвенела стоящая рядом стеклянная посуда.
— Честное слово, он когда-нибудь даст мне спокойно поработать? Гриб-гриб-гриб... Какие у нас ещё есть грибы? — недовольно спросила она у себя, продолжая свои эксперименты.

Разочаровавшись в отказе, Дарион вернулся в свой дом и начал рыскать в сундуках, в надежде найти хоть что-то полезное. Он и не заметил, как в его доме скрывалась Тусовщица, которая с широкой улыбкой и хитрым взглядом наблюдала за Дарионом, как тот поочерёдно открывал сундуки. Как только он приподнял крышку одного из них, раздался взрыв, со страху отбросив героя назад, попутно заполнив всю комнату непроглядным чёрным дымом.


— А-й-й... — воскликнул он. Где-то неподалёку раздался тихий хохот. Дарион поднялся и выхватил меч, приготовившись обороняться, однако из густого дыма навстречу ему выходит Тусовщица, утирающая слёзы от смеха.
— Ты бы только это видел! Улетел также далеко, как Гарвал от своего очередного изобретения. Ой, я хотела сказать подрывника! Забыла, что ты не разрешаешь упоминать настоящие имена. Всё должно быть систематизировано, обязательно.

Разозлившись сильнее, он сложил меч обратно в ножны и начал допрашивать.


— Кто ты и что ты забыла в моём доме? — сжимая руки в кулак, озлобленно спрашивал он.
— Я? Кто я? — невинно вопросила она — Ты запрещаешь иметь нам имена, сам забыл что ли? Но специально для тебя, так, давай посмотрим... Ты можешь звать меня "Искорка" или "Звёздочка". А может "Фантазия"? Или "Блёстка"? Эти имена такие забавные! М-м-м... "Ирисочка", да!
— Да хоть что, зачем ты это делаешь? — отряхиваясь от грязи с всё тем же недовольным лицом, спрашивал герой.
— Это весело! — прозвучала нелепая пауза — Что? Не весело? Ну, я не виновата, что у кого-то нет чувства юмора. Любопытно, а что если бы чувство юмора росло на деревьях? У тебя было бы его больше, или нет? О! Я знаю! А что если чувство юмора было бы травой? Ты ходил бы по ней... Интересно, что будет, если ходить по юмору?
— А ну иди отсюда! — перебил герой — Это мой дом и посторонние не приветствуются. Точка. — указал на дверь.
— Ф-у-у. Как хочешь, я тогда уйду, но не забывай, что я тебя всё равно люблю, милашка! — после этих слов она немедленно удалилась из дома. Разгорячённый Дарион продолжал поиски нужных припасов.

Моток верёвки, несколько зелий, разнообразные мечи и топоры... Это всё на руку, но этого было недостаточно. Не хватало самого важного.


— Факелы! Да и ночью этих проклятых слизней ещё поди поищи. — сильнее рассвирепел он — Ну правильно, на этих бесполезных нахлебников потратил! Опять придётся закупать их у этого загребущего торговца.

Сгрузив всё необходимое в рюкзак, он отправился в дом торговца. Ещё до того, как герой вошёл в дом, он услышал подозрительный звон стекла и шум нескольких голосов. Проявив любопытство и подозрение, он, медленно приоткрыв дверь, осторожно заглянул внутрь. Обнаружил, что вместе с торговцем — Ральфом, за столом сидят, гид — Кайл, подрывник — Гарвал и продавец оружия — Тревор, рассказывая друг-другу истории. В воздухе пахнет элем, а в центре стола стоит пузатенький бочонок, из которого подрывник разливает его остальным.

-...и вот я ему, короче, говорю: — рассказывает Тревор, попутно отпивая из кружки — э, если хочешь взорвать ему бошку, то лучше брать не динамит, а офигенную пушку! — сделал он ещё пару глотков, а потом продолжил — Ох, жду не дождусь, когда я проапгейжу мою старую пушечку. Вот это будет бомба!
— Бомба, говоришь? — спросил хриплым голосом, уже изрядно пьяный Гарвал. — Эта штука не в прямом смысле будет бомбой? Когда она взрывается у тебя в руке... — прервал свою речь несколькими глотками, а затем ещё более хриплым голосом выговорил — ...то будет очень больно! О да, это были времена. Помнишь, как я к демона... динамиче... аманитические... К глазу летущчему приделал динаминную шашку? Вот это был феррерверк! — ещё несколько глубоких глотков сделал подрывник.
— Помните, как я один раз пытался продать блоки земли здешнему торговцу, говоря, что в них есть самоцветы? Так он несколько часов просеивал их! — вспоминая, рассказывал Ральф — Он клюнул только так, сразу выкупил все, что у меня было! Вот что значит правильное позиционирование товара! — прикрыл глаза и широко улыбнулся, думая о возможностях его хитрости — Таким образом я могу и верёвки из лиан продавать, говоря, что они целебные. — принялся делать глоток из кружки, но понял, что она совершенно пуста.
— Эй! Куда мой эль подевался? — удивлённо и, недоумевая, спрашивает он — Секунду назад он был здесь!
— Ты его уже весь выпил. — с безразличием напоминает ему Кайл, скептически посматривая на бочонок. — Откуда вы его вообще взяли? Не помню, чтобы кто-либо из вас умел бы его варить.
— У странствующего торговца купил, он сюда пару дней назад заглядывал. — с долей гордости за себя рассказывал торговец, а затем подлез к гиду поближе и тихо ему прошептал — только Дариону не говори откуда я деньги брал, а ни то опять будет...


— Эй! — с грохотом вломился Дарион — Что вы здесь все забились? У вас своих домов нет?
— А-а-а! — паникует подрывник, размахивая руками, пытаясь дотянуться до бочонка с элем. — Прячьте... Ик! Прячьте... Бочонок!
— Чувак! — взволнованно приветствует продавец оружия — Мы в гостях, сечёшь? Если бы у нас ещё была Тусовщица, так вообще был бы "пати-хард". Правда она сказала, что неё какие-то важные дела... Своя атмосфера, короче.
— Ещё и эль притащили сюда! Вы обнаглели что ли? — со злобой отбирает бочонок и с силой выбрасывает его на улицу — Я вам не для того отдельные дома построил, чтобы вы в одном прохлаждались!
— Дарион! — возмутился гид — Разве тебе нравится постоянно мешать нам? Почему нам нельзя уже быть вместе?
— Мне плевать на то, что вы хотите. Пока вы живёте здесь, вы живёте по моим правилам, иначе отправитесь на корм зомби. — указывая на них пальцем, продолжал Дарион свою гневную речь — Торговец! — подозвал его — Куда ты дел все факелы? И не смей говорить, что ты построил из них красивый шалаш!
— Факелы? — удивляется торговец, а потом, немного подумав с хитрой улыбкой, отвечает — А, факелы. Прости, их у меня нет, а последние отдал Дриаде, так что тебе придётся ждать следующей поставки.
— Вы издеваетесь что ли? — окончательно обезумел герой, начиная громко топать — На кой чёрт ей нужны факелы? Она бродит по тёмным пещерам? Вырубает целые орды чудовищ? Каждый день спасает мир от напасти? Почему вы доверяете последние припасы ей, когда главный здесь я?
— Ты сам себя не слышишь, Дарион? — вошёл в перепалку с ним гид, сжимая руки в кулак — Мы не собираемся терпеть такого отношения! Если ты относишься к нам как к животным, с чего мы должны относиться к тебе как к богу? Мы такие же люди как ты, а если ты этого не понимаешь, то мы тебе ничем не будем помогать!

Достигая пика своего гнева, герой закрыл глаза и начал успокаивать себя, после чего уже более спокойным тоном, но нервным тоном заявил.
— Х-хорошо, да, я... Я всё понял. Вы хотите помешать мне идти по праведному пути! Но нет... Нет! Вы... Вы не дождётесь. Не хотите мне помогать — пожалуйста, я справлюсь и сам, а когда я вернусь победителем, вы будете просить у меня прощения. Прощения! — пулей выбежал Дарион из дома, грохнув дверью.
— Да уж. Надеюсь, что это он попросит прощения быстрее, чем его сгрызут скелеты на обед. — прикрыл гид ладонью своё лицо и разочарованно покачал головой. — Ладно, парни, расходимся. — вздыхая, грустно промолвил торговец, вставая из-за стола.
— Но... Ик! Там остался ещё эль! — почти рыдая, заявлял подрывник, бросившись на улицу.

Не получив поддержки от жителей, загрузив рюкзак себе на спину, отправился в путь с тем, что у него осталось. Он понимал, что ему будет сложно одолеть Лорда Скелетрона и его подопечных лишь своим мечом, возможно, это его последний подвиг, ибо никто ещё не выходил из замка живым, но гордыня и ненависть двигала им, ничто не способно было сдвинуть его с пути. С огнём в глазах, взмахами своего меча он прорывал путь сквозь орды монстров, без устали приближаясь всё ближе и ближе к замку. Они всё шли и шли, им не было конца, но вдали уже виднелся замок.


— Проклятые, порченые твари! У вас нет ни малейшего шанса против меча правосудия! Вы пожалеете, что выползли из своей ямы!

Пока Дарион ревностно направлялся к своей цели, в деревне Гид отправился к Медсестре, желая поговорить.


— Тук-тук? Можно войти? — дверь со скрипом начала открываться. Медсестра сидела на своём привычном месте. Услышав скрип, она попыталась спрятаться за книгой, но узнав доброе лицо, она успокоилась.
— Кайл? Ох, хорошо, что это не Дарион опять. Начал бы ещё мне дом с ног на голову переворачивать в поиске этих зелий. Устала я уже от него, лезет и лезет, мешает и мешает.
— Поэтому я и пришёл. Я до сих пор не могу поверить, что буквально за пару месяцев он стал таким. Будто это уже не тот Дарион, которого мы все знали.
— Высокомерие, гордыня, непомерная эгоцентрия... Это перерастает в слепую манию, преследуя свои иллюзии. Я не психолог, но даже я понимаю, что ему нужна помощь. — вздохнула с грустью, опустив глаза.
— Может ещё есть способ его вразумить? Рано или поздно он возомнит себя бессмертным и будет в лаве плавать, ища там демонов, бесов, или кого он там ищет. Я боюсь, что он сейчас ушёл куда-то, и больше не вернётся. Мне странно это признавать, но было бы обидно потерять этого маньяка.
— Ну, время покажет. Может быть, этот фанатизм наоборот поможет ему? Например, я знаю множество случаев, когда люди впадали в боевой транс и переставали уставать и даже чувствовать боль. Главное думать и надеяться на то, что всё будет хорошо. Он уже взрослый мальчик, сможет за себя постоять, ведь так?
— Полагаю... Остаётся только надеяться.

Весь израненный и измотанный, вонзив меч в голову последнего зомби, Дарион сложил его в ножны и подошёл к ступенькам замка. Он тяжело дышал, но на его лице красовалась злобная ухмылка и он, еле идя, продвигался дальше. В его глазах начало мутнеть, дорога перед ним стала расплываться. Он потянулся к поясу, на котором крепилось последнее целебное зелье, и сделал пару глубоких глотков из одной из колб. Его зрение начало проясняться, а как он опустил колбу вниз, он обнаружил загадочного человека, мирно сидящего на ступеньках перед входом в замок.

Его пустой взгляд был направлен куда-то вдаль, а как он заметил Дариона, он доброй улыбкой поприветствовал его, будто ждал его прихода. Кожа была очень тусклой, почти белой, были белые, выцветшие волосы, его глаза были красными со злобным, но одновременно безразличным, пустым взглядом, а на нём была надет старый, грязный костюм.

Как только Дарион подошёл к нему, тот, вздыхая, прикрыв глаза, он начал подниматься со ступенек.


— Ох. Здравствуйте, Вы к моему Лорду? Спешу отметить, что с первого взгляда я понял, что Вы прекрасно подойдёте. — тихим, монотонным голосом начал рассказывать — Простите меня за столь неопрятный вид, я сегодня... Немного не в форме. Если бы я знал о приходе достойного человека, то обязательно был бы готов и надел бы более торжественный наряд.
— Что это всё значит? Я пришёл крушить черепа нечестивцев! У них то, что мне нужно! — гордо ответил ему герой, сохраняя свою уверенность.


— Вы о тот самом артефакте? Да, конечно, мой Лорд умело использовал свои навыки для его создания. Есть и одно небольшое осложнение, однако. Этот артефакт не совсем то, что Вы ищите, не совсем то, что представляете себе. Ему непросто будет найти применение в руках воина. Помимо, этот артефакт запечатан под мощным проклятьем, которое может перейти и на Вас. Не преобладает ли в Вас страх за этот риск?
— Отойди с моего пути, червь, не провоцируй меня. — прозвучал щелчок, как Дарион со звоном достал свой меч.
— К сожалению, мой Лорд не может позволить незваным гостям разгуливать по его владениям. Чтобы доказать свою стоимость, он представил испытание каждому желающему. Для начала ответьте, пожалуйста. К чему Вам этот неординарный артефакт?
— Это уже не твоё дело.
— Не желаете идти на мирные переговоры? Жаль, мне казалось, что мы не общаемся на обоюдных тонах, но будет по-Вашему. Вы не можете пройти, пока не победите меня.
— Ха! Ты для меня не преграда!
— Я ни сколько в этом не сомневаюсь, однако, и я не вправе противостоять воле моего Лорда. Не заставляйте его ждать. И пожалуйста, не затягивайте с выбором, моя кожа не любит долго загорать.

После этих слов Дарион решительно взмахнул мечом, пытаясь ударить его, но тот мгновенно развернулся и отразил удар своей рукой. На удивление, ему удалось с лёгкостью выдержать такой мощный удар, который оставил лишь царапину на его рукаве.


— Почётно, очень даже. Ваша служба непременно понравится моему Лорду. Пожалуйста, проходите, Вы найдёте дорогу сами, я уверяю Вас. Как только Вы встретите артефакт, коснитесь его. Тогда мой Лорд сможет наградить Вас лично. Но будьте осторожны, проклятье сильно, оно изменит всё и всех вокруг так, что никого и ничего Вы не узнаете, но это тот риск, который способен взять верный рыцарь моего Лорда, не правда ли?
— Ты меня уже утомил. — всё также самоуверенно продолжал рассказывать Дарион, а затем добавил — Я так близок к могуществу, которое сможет полностью очистить этот мир от зла и скверны!
— Непременно. Вершите свою судьбу! Как я уже говорил, не стоит заставлять моего Лорда ждать.

Рыцарь немного растерялся, но немного поразмыслив, без тени сомнения ответил ему:


— Я сделаю это с большим удовольствием, если ты не пропустишь меня. — не дав сказать оппоненту больше не слова, проткнул его тело насквозь. Он упал, а его тело рассыпалось в прах, оставляя после себя лишь обрывки одежды.

Звуки вокруг него начали затихать. Птицы перестали петь, улетая прочь, листья перестали шелестеть и стали тускнеть. Он стал глубже дышать, свысока посмотрев на останки незнакомца. Он злобно оскалил зубы и, сжав руку в кулак, наступил на прах, тяжёлым шагом продолжая свой путь, громко звеня доспехами. Приложив недюжинную силу, он медленно, с грохотом и скрипом начал отодвигать массивную металлическую дверь, ведущую внутрь замка, где его ожидали костяные воины. Сотни, если не тысячи.


— Скелеты! — рассвирепел он — Вы будете стоять у меня на пути к моей цели? Приготовьтесь к воздаянию!" — на скелетов это никакого впечатления не произвело. Они смирно стояли шеренгами у стен, будто статуи. Озлобленно посмотрев на шеренгу, он успокоился и сложил меч в ножны. Интерьеры из клеток, цепей, подвешенных скелетов и разбросанных гор костей, освещённых лишь необычными по своей форме и свету подсвечниками и люстрами. Кости трещали под его ногами, эхом разносясь по длинным коридорам, которые казались вечными. Холод стал пробирать до костей, каждый шаг давался с большим трудом, но даже это не останавливало его. Перед ним оказалась массивные, расписные, железные двери, украшенные множеством костей. Собрав в себе силы, он обоими руками раздвинул их, и перед ним открылся тронный зал. Его встретили целые армии мёртвых, собравшиеся вокруг трона, на котором лежит опаленный, покрытый пеплом и пылью, скелет. Они повернулись к Дариону лицом и разошлись в стороны, открывая ему путь.

Он двинулся по дороге, устланная бесчисленным количеством костей, которые трещали под весом его доспех. Для него словно само время начало замедляться, когда с каждым шагом он становится всё ближе и ближе к заветной цели. Прямо перед троном находится алтарь, на котором покоится окованная железом и украшенная голубыми камнями книга, покрытая толстым слоем пыли.


— Книга? Книга! — яростно возопил Дарион — Чёртова... Книга?

Гнев быстро сменился на удивление и любопытство. Подойдя ещё немного ближе к ней, один лишь её вид вызывал странные чувства, будто она гипнотизировала его. Едва прикоснувшись к ней, Дарион ощутил, как мощная волна силы прошла через него. Упав на колено и схватившись за голову, он стал слышать чьи-то гулкие, едва разборчивые голоса, которые сменялись один за другим.


— ...ну, я не виновата, что у кого-то нет чувства юмора.
— ...почему нам нельзя уже быть вместе?
— ...ты сам себя не слышишь, Дарион? Что с тобой стало?
— ...относишься к нам как к животным, с чего мы должны относиться к тебе как к богу?
— ...с первого взгляда я понял, что Вы прекрасно подойдёте.
— ...не стоит заставлять моего Лорда ждать!

Оправляясь от удара, поднимая голову, он с удивлением обнаружил образ, который он ни с чем не смог спутать. Это был мужественный и благородный рыцарь, облачённый в позолоченные доспехи.
— Отец? — дрожа, промолвил Дарион, прикрывая глаза руками. — Ты здесь... Но почему?
— Сын мой! Я горжусь тобой, твоим заслугам мог бы позавидовать я сам, но не дай своей гордыне преодолеть тебя. Лишь справедливость и праведность укажут тебе верный путь. Следуй за ними с чистым сердцем, где нет места грязным помыслам. Помни об этом, никогда не забывай. — после этих слов образ растаял в воздухе. Дарион на несколько мгновений задумался.


— Но отец... Но ведь я... — тихо прошептал себе герой, а затем он, вскочив, с широкой улыбкой возопил — Ха-х. А-ха-ха-ха! Я — воин света, спаситель мира! Никто и ничто не встанет на моём пути, даже ты!

Резко достал свой меч и со всей силы ударил по книге. Удар даже не поцарапал металлические части книги, однако она сама по себе стала медленно раскрываться перед ним, шелестя страницами. Остановившись на одном месте, из страниц начали подниматься сотни, тысячи тонких нитей. Одна за другой они начинали пронзать тело Дариона, погружая его в плотную темноту.

В этой темноте он начал замечать отрывки событий. Огромный замок, в который врывается полчище демонов. Тёмная фигура, вместе с красной фигурой. Беспощадные огни, в которых горели множество душ. Человек, которого демон отправляет в пекло, откуда выходит лишь обожжённый скелет. Темнота начала отпускать Дариона, и он вновь пришёл в себя.

Пытаясь осознать увиденное, скелеты, стоявшие позади, склонились на колено. Жуткий свет начал окутывать скелет на троне, в замке поднялся гул. Густой белый туман начал наполнять тронный зал, в то время как скелет, окутанный светом, начал подниматься. Старые, пыльные, обожжённые кости буквально на глазах начали собираться в полный скелет. Скелеты начали ликовать, стучать, колотить, приветствуя его. Восставший скелет неспешно осмотрелся вокруг, посмотрел на героя и издал протяжный шипящий звук.


— Сладкий звон вновь разноситься по моим залам... Прошло так много времени... — он приблизился к Дариону, дабы рассмотреть его поближе — Как зовут моего освободителя?

Воин стеклянным взглядом смотрел на скелета, не двигаясь и не произнося не слова. Скелет глухо засмеялся.


— Не каждый может выдержать ужаса, смотря в глаза самой смерти. Ты храбрый, бесстрашный, но что привело тебя сюда? Пришёл насладиться сладкой песнью погибели? Пришёл коснуться к извечному, неизменному? Разделить с нами шёлковый мрак смерти?
— Я... Должен... Уничтожить тебя! — с длинными паузами и запинками произносил герой, взмахнув мечом. Кости скелета рассыпались по полу, но мгновения спустя они вновь сформировали скелет, будто ничего и не было.


— Самоуверенный ход... — медленно покачал он головой, подойдя ближе к Дариону. — Глупо пытаться убить то, что уже мертво.

Дарион не произнёс больше ни слова. Скелет сложил руки на спину и развернулся, присаживаясь на свой трон.


— Тебя никогда не учили хорошим манерам? Ты гость, и не стоит злоупотреблять моим гостеприимством. Но оставим это позади... Скажи, чего ты хочешь? — посматривал он на героя, который до сих пор не проронил ни одного слова, лишь со злобой наблюдая за скелетом. — Да... Сила. Власть. Власть! Власть, которая позволит одержать верх над злом, надо всем тем, что приносит боль.

Дарион продолжал стоять как вкопанный, ничего не способный сказать или как-то отреагировать. Скелет почти, что читал его мысли и отвечал наперёд.


— Храбрость, сила, мужество... Всё, чему тебя учил отец. Но даже он, храбрый и славный воин, пал в сладкие объятья смерти. Ты тоже рано или поздно присоединишься к нам и будешь слышать эту дивную симфонию, купаться в шёлковом мраке вечности.

Скелет сделал долгую паузу, будто он наслаждался чем-то, приподняв голову немного вверх.


— Он отдал ради тебя всё, сквозь боль и мучения он принимал свою смерть. Смерть, достойная героя. Но что после смерти? Забвение? Лишь те, кто смог обуздать саму смерть будут жить вечно. Вечная жизнь, безграничная мощь... Стоя несокрушимой стеной, нечисть волнами сокрушалась бы о твои могучие доспехи, бежала в страхе при виде грозного меча, а земля бы содрогалась под твоими ногами.


— Мой отец был слабым, потому что он не смог уничтожить всех вас! Вы — мерзость, мерзость на лице этого мира и должны... Быть уничтожены... До единого! — сквозь зубы бормотал.

Скелет мгновенно поник, опустив голову. Он приложил свои костяные ладони к глазам и будто стал погружаться в себя.


— Ты так похож на него. Но вы оба не поняли одного... Вы ведёте проигранную войну. Вы сражаетесь с постоянно растущими ордами, но не продвинулись ни на шаг. И никогда не продвинетесь. Это вечное страдание, которое будет повторяться вновь и вновь, день за днём, раз за разом... И всё впустую.
— Справедливость будет моим мечом, рассекающим орды нечестивцев как вы, потому что я несу свет в этот мир!
— Ты ничего до сих пор не понимаешь. Жаль, узкое мышление всегда было неотъемлемой частью вашей культуры. Ведь даже сейчас ты не замечаешь того, что отступил от святого пути. Злоба, ненависть, ярость, ты всё это чувствуешь, и оно медленно разъедает твою душу, искажает, разрушает. Чем ты отличаешься от тех, с кем ты сражаешься, хотя внутри неотличим от них?

Дарион пытался выбраться из оцепенения, но тело не слушалось его, он лишь лихорадочно произнес несколько слов.


— Н-нет, это ложь! Ты заплатишь за это! Ведь я — самый чистейший на этом мире, и только моя рука способна одолеть вас всех!
— Но ведь зеркало не будет врать, не так ли? Посмотри в него, увидишь всё сам.

Два скелета поднесли к нему крупное зеркало, в котором он увидел своё отражение и ужаснулся. Его лицо было искажено злобной гримасой, кожа почернела от въевшейся сажи, а в глазах горела ярость. На отражении его рук были огромные когти, однако его руки были совершенно нормальными. Он долго смотрел то на себя, то на отражение и не мог поверить, что всё то, что говорил скелет, было чистой правдой.


— Ха-х! Что это за уловки? Я не могу быть этим! Я — сияющий свет в темноте, который сжигает всю нечисть! Я — последняя надежда всего живого в этом мире! Я! Я... Но... Этого не может... Быть... — поникшим тоном ответил Дарион, упав на колени. — Это не может быть правдой! Я самый чистый среди вас всех! Я... Я не понимаю! Неужели нет на самом деле ничего святого? Святого... Нет. Ничего. Лишь пустота. Огромная. Зияющая. Всё это бессмысленно. Сражение бессмысленно. Мой отец погиб напрасно, ведь он мог уйти с этого пути, но он привёл его лишь к забвению.

Он буквально чувствовал, как его душа трескается, распадается на множество осколков и медленно растворяется в пустоте. Мысли рассеиваются, покидая его, оставляя лишь скорбь. Последние следы Дариона замещаются отчаянием, оставляя за собой пустую оболочку.


— Эту эпидемию нельзя остановить. Но её можно лишить головы. Одного из главных её источников.
— Непробиваемые батальонами нечисти... Это обречено на провал. Тьму нельзя победить. Никогда.
— Одному это не по силу, поэтому я предлагаю место в наших рядах. Лишь сообща мы сможем пробиться сквозь его толпы и ударить прямо в сердце. Тьму не остановить, не победить, но можно замедлить, дезориентировать, повергнуть в хаос. Мои воины повидали многое, они сражались с ему подобными и одержали победу. Ты был один, но теперь, вместе с моей армией, баланс сил на нашей стороне. Ты готов присоединиться к нам? В битве не ради света, не ради справедливости, а ради победы?
— Без разницы, когда я умру, сейчас, либо с вами. Но пускай я умру в бою, чем в забвении. Я принимаю предложение. — склонился перед ним на колено и склонил голову.


— Мудрый выбор. Я, Лорд Скелетрон, нарекаю тебя чемпионом смерти! Ты будешь нести нашу песнь по всему миру, сражаясь доблестно и самоотверженно, сражаясь до самого конца! — торжественно произнёс, положив свою руку на голову героя.

Скелеты ликовали без устали, земля дрожала, словно ещё большее зло начало выбираться наружу.


— Встань, чемпион! Теперь в твоих руках находится мощь, о которой будут слагать легенды! Твой меч станет продолжением руки твоей, поступь будет верна, а сила уничтожит любого, кто идёт против тебя.

Поднявшись с колен, Дарион заметил знакомую ему личность — того самого незнакомца.


— Мой Лорд! Вы сегодня в добром здравии?
— Я благодарен чемпиону за своё освобождение.
— Вы нарекли его чемпионом? — он с небольшой тенью удивления повернулся к Дариону — Это большая честь встретить Вас вновь, чемпион. Как и обещал, мой Лорд щедро наградил Вас. — проговаривал он, подняв книгу с алтаря. — Пройдёмте со мной, моему Лорду требуется время, чтобы оправится от заточения.

Дарион молча проследовал за ним.

-Продолжение следует-

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.